Непримиримость ко всему западному

     По мнению видного государственного деятеля Саудовской Аравии А. 3. Ямани, мусульманский мир, опираясь на шариат, сможет утвердить свою самобытность и развиваться «независимо от Запада и Востока», защитив себя тем самым и «от потока коммунизма, и от определенных несправедливостей капитализма».

     Приспосабливаясь, по сути дела, к реальностям капиталистического пути развития, сторонники панисламизма внешне сохраняют непримиримость относительно «всего западного» — идеологии, культуры, образа жизни. Фактически же реакционные круги, являясь классовыми союзниками западных капиталистов, спекулируют на религиозных и антиколониальных настроениях масс, чтобы навязать им ненависть к коммунизму как явлению, возникшему на «почве Запада».

     Следует подчеркнуть, что формальное «антизападничество» современного панисламизма еще продолжает придавать ему притягательный характер в глазах крестьянских, полупролетарских слоев населения мусульманских стран, выступающих против гнета иностранных монополий.

     Исходя из тезиса о неразрывности религии и политики, идеологи панисламизма стремятся популяризировать в массах идею «исламизации государства», при которой за духовной элитой сохраняются ведущие, если не монопольные, позиции во всех областях политической и общественной жизни.

     Эти претензии панисламизма во многом объясняют негативное отношение к нему со стороны многих стран, где ислам объявлен государственной религией. Пример тому — запрещение пропаганды и деятельности панисламистской организации «Братья-мусульмане» в Турции и во многих арабских странах, подавление выступлений сторонников движения «Дар-уль-ислам» правительственными войсками в Индонезии и т. д.

image

     Идеологи панисламизма противопоставляют «духовность ислама» «грубому материализму капитализма и социализма». Марксистско-ленинскому учению с его теорией классовой борьбы и пролетарского интернационализма панисламизм противопоставляет тезис о надклассовом, наднациональном «мусульманском единстве», о всемирной «общности правоверных», преодолевшей любые межгосударственные барьеры. При этом большое место отводится проповеди «мусульманского братства» трудящихся и их угнетателей. Реально существующую противоположность интересов эксплуататоров и эксплуатируемых панисламисты стремятся представить как противоречия, «искусственно насаждаемые коммунизмом».

     Таким образом, панисламизм, являясь своего рода мусульманской разновидностью «религиозного космополитизма», не признает существования наций, как таковых, а как религиозно-политическая доктрина провозглашает идею единства всех народов, исповедующих ислам. Практическая же деятельность панисламистского движения свидетельствует о том, что оно противопоставляет одни социально-этнические общности другим по признаку принадлежности к определенной религии и препятствует объединению различных отрядов революционного движения в мусульманских странах.