Исламский банк развития

     При Организации исламский конгресс функционирует Исламский банк развития (ИБР). Проект его устава был опубликован в 1971 году. Решение же об открытии ИБР было принято на конференции министров иностранных дел в Лахоре (Пакистан) в феврале 1974 года, а фактически он начал действовать в 1975 году. В 1978 году членами ИБР были 33 страны.

      Согласно решению министров финансов мусульманских стран (Джидда, август 1974 г.), капитал банка составляет 2480 млн. долл. Банк, «в соответствии с положениями шариата», предоставляет беспроцентные ссуды для осуществления в мусульманских странах проектов, призванных способствовать их экономическому и социальному прогрессу, и для развития между этими государствами экономического и торгового сотрудничества. Руководит делами банка Совет директоров, во главе которого стоит представитель Саудовской Аравии. К началу 1978 года на финансирование 47 проектов ИБР ассигновал около 300 млн. долл. В марте 1978 года на второй ежегодной конференции Совета директоров банка было принято решение о финансовой помощи не только мусульманским государствам, но и мусульманским общинам.

     Официальными целями ИБР являются разработка и реализация планов развития торговли, промышленности и сельского хозяйства, осуществление ряда мер по предоставлению финансовой и технической помощи странам — членам ОИК и т. д. Фонды ИБР складываются из поступлений от так называемого налога в пользу бедных — «закята», вкладов отдельных мусульман и 2,5% чистой прибыли банка.

     Распределение акционерного капитала ИБР свидетельствует о доминирующих позициях Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов, Кувейта, Ливии, в руках которых сосредоточено 70% этого капитала, что обеспечивает им 60% всех голосов.

     ИБР регулярно поддерживает официальные контакты, осуществляет обмен информацией и проводит консультации с Международным банком реконструкции и развития ООН и различными кредитно-финансовыми учреждениями капиталистических государств, оказывающими «помощь» развивающимся странам. С конца 70-х годов ИБР стал играть также роль своеобразного центра по отношению к частным банкам отдельных мусульманских государств: Саудовской Аравии, княжеств Персидского залива, Египта, Иордании, Судана.

     Учитывая традиционное осуждение исламом ссудного процента, поддерживающее в мусульманских массах стойкое предубеждение против банков и страховых компаний, и в то же время не будучи в состоянии обойтись без этих современных финансовых учреждений, руководители движения «исламской экономической солидарности» делают упор на идее «беспроцентного кредитования», не подпадающего под традиционный запрет ростовщического процента.

     Обращается также внимание на то, что современное торговое страхование не соответствует шариатской форме сотрудничества. Истинно исламской формой страхования провозглашается «обоюдное», или «взаимное страхование», осуществляемое без посредника, то есть без взимания процентов.

     Однако на деле в рамках «исламского экономического порядка» отрабатываются современные буржуазные методы финансирования и страхования предпринимательской деятельности в мусульманских государствах.

     Большую часть кредитов ИБР предоставляет наиболее отсталым в экономическом отношении мусульманским странам для развития различных отраслей промышленности (текстильной, цементной, нефтяной и т. д.). Кроме того, банк поддерживает проекты расширения речных, морских и воздушных коммуникаций, финансирует энергетические и ирригационные проекты. Часть прибыли банка отчисляется на пропаганду ислама, строительство мечетей, школ и больниц. Согласно отчету ИБР за 1977/78 год, общая сумма предоставленных им кредитов составляет всего лишь 528 млн. долл. Таким образом, фактически финансовые операции банка пока еще весьма незначительны.

     В настоящее время ИБР занимает довольно скромное место в основанной ОПЕК системе многосторонних организаций по оказанию экономической помощи развивающимся странам. Несмотря на то что в 1978/79 году наблюдалась некоторая активизация его деятельности, банк в ближайшие годы ввиду своих относительно слабых возможностей не сможет стать ведущим институтом по финансированию помощи.

     В деятельности ИБР явно прослеживается стремление к повышению прибыльности операций за счет использования таких форм финансового сотрудничества с другими государствами Азии и Африки, которые фактически являются портфельными инвестициями или среднесрочными коммерческими кредитами. Это обстоятельство также не будет способствовать повышению роли ИБР как института помощи освободившимся странам.

     ИБР имеет возможность взять на себя функции, которые считались раньше монополией империалистических держав, — предоставление займов для финансирования программ экономического развития. При определенных условиях это может ограничивать зависимость мусульманских государств от империализма. Однако при оценке реальности такой возможности следует учесть, что в настоящее время за планами финансово-экономической интеграции и программами помощи, разрабатываемыми ИБР, стоят консервативные исламские группировки, финансово-экономические возможности которых зачастую тесно связаны с деятельностью контролируемых ТНК международных финансово-экономических учреждений капиталистических стран. Сужение антиимпериалистического потенциала исламских группировок идет бок о бок с расширением контактов с фирмами и учреждениями развитых капиталистических стран. Проводимая под лозунгами ислама финансово-экономическая интеграция «мусульманского мира» фактически содействует процессу религиозного обособления, что наносит ущерб общемусульманской антиимпериалистической борьбе.

     Следует ожидать, что подобная интеграция натолкнется на большие трудности, связанные с различиями в уровне социально-экономического развития отдельных государств, в характере власти и политической структуре, а также с неизбежными при этом расхождениями в трактовке самого «исламского экономического порядка».

image